Осада Слуцка

Sluckiy-zamok.jpg

Когда в 1654 году Московское княжество в очередной раз развязало войну против Речи Посполитой, многие города в ВКЛ оказались не готовы к обороне. Часть сдавалась сразу, и лишь немногим удавалось держать осаду. Чаще всего это были те города, которыми владели магнаты.

Одним из таких укрепленных городов был Слуцк, принадлежавший Богуславу Радзивиллу. Перед самым началом войны Радзивилл как раз решил усилить оборонительные укрепления города. Под его личным контролем этой деятельностью занимался служивший у него обер-лейтенант Вильгельм Патерсон.

Патерсон работал очень интенсивно. В начале августа 1655 года ему удалось укрепить старую крепость, а в границах Нового Города была построена современнаяю на тот момент цитадель в староголландском стиле, которой дали название Новый Замок. Цитадель имелаформу квадрата и состояла из четырех бастионов с башнями, а также одного равелина. Замок был окружен широким рвом, соединённым с рекой Случь. Войти в замок можно было по разводному мосту через ворота в двухъярусной башне, которая была встроена в вал.

Город также был защищен по кругу земляными валами и бастионами в том же староголландском стиле. Ширина каждого вала была больше 26 метров, а высота равнялась 8 метрам. Общее число бастионов разных размеров на валах равнялось 12. Размещенная на бастионах артиллерия имела возможность дальнего обстрела подступов к крепости и ликвидировала так называемые мертвые зоны в непосредственной близости от валов. Дополнительно перед валами размещался ров, заполненный водой. В Слуцк можно было войти только через четверо укрепленных ворот. Три входа были были каменные: Виленские, Копыльские и Островские с башней, - они размещались в валах Старого города. Четвертые, Новомейские ворота, в Новом городе были деревянные. Подступ к городу осложнялся также самой географией местности, поскольку Слуцк окружали многочисленные болота, дороги были очень непростыми. Но зимой болота замерзали, и, чтобы нивелировать эту проблему, которая скорее даже упрощала подход к городу в эту пору года, Богуслав Радзивилл приказал, чтобы на болотах всегда находились люди, задачей которых было колоть лед возле валов.

Так или иначе к моменту подхода врагов к городу, городские укрепления были почти готовы. 31 августа 1655 года, за пару дней до появления московских войск во главе с Трубецким, Патерсон приказал сжечь Островское предместье, чтобы оно осложнить подход к укреплениям. В его подчинении находился полк численностью около тысячи человек, 140 человек венгерской пехоты и немного конных драгун. Эти солдаты всегда могли рассчитывать на поддержку со стороны землевладельцев с княжеских владений, на которых лежала обязанность выступать с оружием на призыв князя или в случае провозглашения посполитого рушанья.

Ожидаемый враг появился у города 2 сентября 1655 года. Московские войска разместили свой лагерь в четырех местах возле города, в том числе и в Троицком предместье. Они разместили артиллерию в церкви и монастыре Святой Троицы. Но их артиллерия была не столь многочисленной, чтобы обеспечить значительный обстрел.

Основные силы для осады Трубецкой сконцентрировал со стороны Нового Города, так как там еще не были достроены укрепления. Однако, ночью, со 2 на 3 сентября, обороне города удалось выкопать дополнительные окопы, несмотря на то, что ночью московские войска подходили к валам и криками пытались посеять неуверенность и панику у защищающихся.

3 сентября, как только рассвело, Патерсон приказал начать сильный обстрел московских позиций, им в ответ отстреливались только две пушки. После удачного попадания из пушки Адама Волакса по занятой врагом артиллерийской позиции, Троицкий монастырь сгорел и лишил осаждающих последних пушек. Поэтому на следующий день они использовали только ручные орудия. В письменном виде Трубецкой предложил городы сдаться, но в ответ получил только залпы из пушек по своим позициям.

Поскольку капитулировать город отказался, Трубецкой попытался вызвать пожар деревянных застроек. Вечером 4 сентября он приказал поджечь Троицкое предместье, пользуясь тем, что ветер дул в сторону города. Однако, сгорело лишь Троицкое предместье вместе с Троицкой церковью, и только затруднило подход к оборонительным валам для осаждающих.

После неудачных попыток захватить город Трубецкой решил 6 сентября отойти в сторону Ивани и Несвижа. Этот краткосрочный период обороняэщиеся использовали с толком, успешно завершив строительство укреплений города Московские же войска, разграбив и спалив Новогрудчину, под Слуцком снова появились 27 сентября с казацким подкреплением.

Трубецкой пытался запугать защитников Слуцка, на безопасном расстоянии демонстрируя им всю мощность своего войска. Однако атаковать крепость всё же не решился. Защитники пытались его спровоцировать на нападение, поскольку в развалинах сожженного монастыря Святой Троицы была устроена засада. Но Трубецкой лишь направил в город несколько писем и царскую грамоту, на которую получил следующий ответ: Слуцк кровью, а не письмами надо добывать.

Так и не решившись на штурм, московский князь 29 сентября дал своим войскам приказ к медленному отступлению. Заключительным этапом этой осады сталаполучасовая стрельбы на одном из гребней на Случи, в ходе которой, людям капитанов Журавского и Войцеха Славковского удалось выбить оттуда противника. Видя отступление неприятеля, из города вышли несколько хоругвей во главе с Патерсоном, чтобы попытаться спровоцировать в очередной раз нападение противника и все-таки задействовать подготовленную осаду возле реки Случь Московиты, однако, вызова не приняли и продолжили отступление по другому берегу реки. На следующий день, 30 сентября, они сожгли свой лагерь и окончательно отошли от Слуцка.