Битва на Полонке

     Bitva na Polonke

В 1660-ом году война между Речью Посполитой и Московским княжеством в период с 1654-ый по 1667-ой год была в самом разгаре. К этому времени почти вся территория ВКЛ находилась под московскими войсками. Оставались лишь отдельные свободные города, до которых враги ещё не добрались, и такие сильно укреплённые крепости, как, например, Старый Быхов, который 18 месяцев держал осаду.

20-го марта, после взятия Бреста, московская 30-ти тысячная армия под командованием воеводы Ивана Хованского штурмовала Ляховичский замок. Однако защита замка была так хорошо организована, что атакующие не смогли захватить его с первого захода, несмотря на наличие у них хитроумной штурмовой лестницы, которая, во-первых, была очень длинной, около 35 метров, а во-вторых, имела еще щит-прикрытие для штурмующих. К Хованскому вскоре подошло подкрепление из Могилева и Старого Быхова, но Ляховичcкий замок не сдавался.

Между тем, воевода Павел Сапега, имеющий под своим командованием около 6-ти тысяч воинов, выдвинулся на помощь Ляховичам, кроме этого, королем Речи Посполитой Яном II Казимиром был отправлен к Сапеге гетман Стефан Чарнецкий, с войском в 4 тысячи человек.

27-го июня Хованский отправил разъезд в две тысячи воинов в сторону противника. В это же время Сапега выслал свой разъезд с гораздо меньшим количеством воинов навстречу. Литвины, встретившись с врагом, отступать не стали и приняли бой, вскоре к ним подошла подмога от Сапеги. Московитов гнали до местечка под названием Мышь (ныне селения этого не существует, оно было сожжено и отстроено вновь жителями в паре километров и названо Новая Мышь).

А вот для решающего боя вечером того же дня литвины остановились на берегу реки Полонка. От своих шпионов они получили известие, что Хованский со своим огромным войском находится уже совсем недалеко.

Литвины постарались занять наиболее выгодную позицию перед боем, использовав свое преимущество во времени. Они расположили основное войско в низменной части, излучине реки. Это была болотистая местность, и по расчетам Сапеги и Чарнецкого она должна была неизбежно замедлить нападение врага. Был у этого плана один очень серьезный минус: отступать воины могли только через одну единственную плотину, перекинутую через реку, и в этом случае, образовалась бы серьезная давка, смертельная для большинства. Именно поэтому от воевод потребовались все их умения и знания в тактике и стратегии военного дела.

По обе стороны плотины, выше ее и ниже, находилось два неудобных брода. На одном из них позицию занял отряд Сапеги, на другом стояли воины Чарнецкого. Несколько резервных отрядов было спрятано за речными холмами.

Когда армия Хованского подошла к реке, то изначально для него показалось логичным серьезно выдвинуть правое крыло, чтобы обеспечить войску подход к речному берегу и, тем самым, получить отличную возможность удара по левому флангу противника. Но при этом левое крыло армии оказалось глубоко в тылу, для дальнейшего его продвижения мешал стоящий возле плотины лес. Первый бой был очень тяжелым. Хованский выставил вперед отряд так называемых переметчиков (перебежчиков, предателей) под начальством Флориана Слонимского, людей, которым назад ходу не было. Но ведь и литвинам, согласно разработанной стратегии, отступать было некуда, поэтому дрались яростно, жестоко, и победу, ценой многих жизней, оставили-таки за собой!

Но Хованский не унывал, он по-прежнему продвигал вперед свой план по разгрому левого крыла противника. Почти вся конница и артиллерия была перекинута в это направление, не считая пехоты и рейтарских полков. Левое крыло московский воевода оставил практически не защищенным, и именно туда и был потом направлен основной удар литвинов. Но прежде Сапега и Чарнецкий провели отвлекающий маневр, сделав вид, что отступают, Хованский бросил свою пехоту за ними, хотя его военачальники, Щербатов и Змиев, сомневались в правильности этого решения, но воевола их не услышал. Дав возможность царской пехоте пройти через плотину, Чарнецкий вывел скрытые до поры конские хоругви и повел их в атаку. Часть московитов была отброшена на тот берег, откуда они пришли, часть уничтожена. Тогда московский воевода решил ввести в бой конницу из отряда Щербатова, охранявшую левое крыло, что еще больше ослабило это направление. И в то время как, московская пехота была разбита хоругвями Сапеги и отрядом гусар Александра Полубинского, конница московитов все же держала оборону и через какое-то время даже пошла в наступление. Они сумели зайти в тыл Сапеги, которого только чудо спасло от пленения и смерти, но литвины все же устояли, устояли благодаря подошедшим новым отрядам.

А в это время конный отряд Войниловича с трудом пытался как можно быстрее преодолеть болотистое русло реки, но незамеченными пройти не удалось. Московская пехота открыла огонь, много конников полегло в той перестрелке, но литвины упрямо двигались вперед. В этом бою был серьезно ранен предводитель царской конницы Трубецкой, и, оказавшись без своего военачальника, московиты вновь побежали. Войнилович, преследуя их, зашел глубоко в тыл противника. Вот тогда войско Хованского оказалось между молотом и наковальней: в тылу – враг, на правом крыле напирают отряды Сапеги, левое обескровлено, центр – под гнетом войск Чарнецкого. Использовав свое исключительное стратегическое положение, смятение противника, литвины, собравшись, мощным ударом разнесли центр, не оставив царской армии ни единого шанса на победу.

И только пехота Змиева, скрывшись в том самом лесу, который мешал продвижению левого крыла, все еще держалась, но только до момента, пока не погиб их военачальник. После чего разъяренные литвины вырубили их всех подчистую.

Щербатов был взят в плен, а Хованский бежал и остановился выдохнуть, только достигнув Смоленска.

В погоню за бежавшими московскими войсками был отправлен оршанский хорунжий Кмитич, он нагнал и уничтожил под Миром 1500 пехоты, а московский гарнизон сдал Мир без боя. Ещё 2000 драгунов было уничтожено возле села Жуков Борок под Нёманом. И когда радостная новость о разгроме царских войск наконец достигла Ляховичского замка, комендант крепости решился на военную вылазку, в результате которой московская пехота, стоявшая под стенами, была отброшена, а солдаты умудрились еще и захватить огромный обоз продовольствия и другого московского имущества.

Битва на Полонке закончилась полным разгромом московских войск, их потери составили около 16-ти тысяч человек. В кинутом московском обозе победители нашли много пороха, многочисленную артиллерию, провизию и другие припасы.

Битва на Полонке стала переломной в войне 1654-1667-го годов, после этой победы войска Речи Посполитой перешли в наступление и стали освобождать земли и города ВКЛ от московских захватчиков, а война постепенно начала смещаться к восточным границам Литвы.