Битва под Шауляем

Летом 1236 года Ливонский орден собрал под своими знаменами многочисленное войско в поход против языческой Литвы. В столицу ливонского ордена, Ригу, прибыли немецкие рыцари граф Генрих фон Данненберг и рыцарь Теодорик фон Газельд со своими людьми из Гамбурга, Любека, и Гольштейна. Они возглавили отряды, в которых было приблизительно по 500 воинов. Кроме того, по 200 человек прислали города-республики Новгород и Псков. В итоге, объединенное войско, состоящее из 55 рыцарей, всадников, кнехтов, солдат из немецких земель, Рижских горожан, жаждущих наживы, и многочисленного ополчения,а также покоренных Ливонским орденом племён Эстонии и Латвии,было возглавлено Магистром Ливонского ордена Волквиным.

21 сентября объединенная армия подошла к Шауляю, где им был прегражден путь жемойтскими ополченцами. Жемойтам удалось задержать ливонцев у реки до прихода Миндовга со своей армией. Миндовг, понимая, что противник не бросит все силы на прорыв через реку, обошел войско и атаковал среди болот и лесов, используя преимущества болотистой местности.

Во время битвы, на свой страх и риск, отдельные отряды и всадники пытались прорваться вперёд, что нарушило строй и расстроило немецкое войско, управлять им больше не представлялось возможным. Воспользовавшись удобным моментом, покорённые немцами земгалы, чьи земли соседствовали с Литвой, атаковали своих поработителей. Они вытеснили магистра Волкина с 48 братьями-меченосцами в лес, где всех их до единого перебили литвины. Войска Ливонского ордена были полностью разбиты, все рыцари пали в бою, а из псковских воинов, согласно летописи, домой вернулось только 20 человек.

После битвы под Шауляем границы Ливонского ордена были сдвинуты к западу от Двины, к тем пределам, которые были в 1208 году. И пока Ливонский орден восстанавливал силы, не имея, разумеется, пока возможностей для нападения, Миндовг занялся дальнейшим укреплением и расширением границ Литвы.

Поражение в этой битве стало подлинной катастрофой для Ливонского ордена, потому что, воспользовавшись ситуацией, против обескровленного ордена восстали покоренные им когда-то племена куршей, земгалов и селов. И, если б не пришел на помощь Тевтонский орден, то, скорее всего, Ливонский орден был бы изгнан из Прибалтики, и, может быть, просто прекратил бы свое существование на самом первом этапе своего развития.